Сергей Коновалов, Главы неизданной книги (Часть 2. Про дедовщину)

Дата: 
четверг, ноября 2, 2017 - 16:00

Дедовщина? После развала Союза это понятие уже практически исчезло. Привычные традиции долгое время передавались из поколения в поколение, но в 90-е уже начинали уходить. Мне  «посчастливилось» еще немножко зацепить эту эпоху.

Как всё начиналось

Всем известна мощная днепропетровская школа «Днепр-75», выпускниками которой были и Протасов, и Литовченко и многие другие отличные украинские футболисты. В середине 80-х в Днепропетровске была создана еще одна мощная футбольная единица – днепропетровский спортивный интернет (позднее, училище олимпийского резерва ДУОР). Юношеские команды ДУОР в то время быстро навязали серьезную конкуренцию своему старшему брату - «Днепру-75».

Впоследствии, выпускники ДУОР стали пополнять ряды футбольного клуба «Днепр» и национальной сборной - Коновалов, Полунин, Похлебаев, Скрипник, Ульяницкий, Михайленко, Калиниченко, Ротань, Русол – и это далеко не полный список. Инфраструктура была государственная, а в те времена в её развитие вкладывались колоссальные деньги. Со всей Украины собирали талантливых спортсменов и выращивали их под одной крышей, давали им дорогу в большой спорт.

Так я и оказался в Днепропетровске. А что такое для пацана из Полтавы в 16 лет попасть в команду мастеров, когда ты начинаешь тренироваться с дублем, тебя ставят на ставку, дают первую зарплату в 90 рублей, при этом ты еще учишься в интернате? Это сказка!

То, как я впервые попал на базу «Днепра» запомнилось на всю жизнь. Я боялся туда зайти, сделать лишний шаг в сторону. Стою, смотрю - ходят футболисты, открыл рот, не знаю что делать. Потренировался, быстро сходил в душ, пригласили в столовую – покушал, и потом через весь город назад, в интернат.

«Дебют за дубль состоялся в 1989 году»

Я еще учился в интернате. «Днепру» предстояло играть с минским «Динамо» и как-то так получилось, что в команде оказалось очень много травмированных.

Я к тому времени приехал уже домой, к родителям, на летние каникулы. Но вдруг позвонили на домашний телефон и сообщили, что мне нужно срочно ехать в Днепр: «Нет людей, завтра будет играть дубль, они уже улетели, ты полетишь с основной командой, собирайся!».

Приехал я из Полтавы в Днепропетровск в срочном порядке, жду в аэропорту команду. Волнуюсь. Вдруг, появляется Антон Шох, Вадим Тищенко, за ними идут Чередник, Кудрицкий, Шахов, Багмут, Краковский, Городов, Сидельников, Геращенко, Юдин. Все звезды. Я увидел администратора с мячами и формой и первым же делом схватил сумку с инвентарем, помочь - так было принято. Молодые всегда должны были помогать администратору. В те времена об этом не нужно было лишний раз говорить.

Читайте также: Сергей Коновалов, Главы неизданной книги (Часть 1. Сергей Закарлюка)

Дальше мы идем все вместе на регистрацию. Подходим к самолету. Самолет маленький, ЯК-40. Стою перед ним, не знаю как дальше быть. Как заходить, куда садиться? Поднимаюсь на борт. Мне не хватило опыта – зашел одним из первых, а куда сесть не знаю, у каждого же были свои места по традиции.

Кто-то мне подсказал, кажется, Вова Багмут – «Вот, малый, здесь присядь, не бойся». То оказалось место Жени Шахова, но я то этого не знал. Заходит Шахов, смотрит на меня удивленно, молчит, опять смотрит и потом говорит, с легкой иронией, так громко, чтобы все слышали: «А что это, получается я уже не в команде?».

Я испугался, сразу же встал, начал оправдываться, в итоге пересел возле мячей и формы. Все посмеялись. Больше я ни с кем из самолета не разговаривал в тот день.

«Кучеревский поставил перед фактом – готовься, будешь играть!»

В 1990 году я уже был твердым игроком дублирующего состава «Днепра».

Предстоял матч с московским «Спартаком». Мы отыграли игру за дубль, победили. После матча ко мне подошел Евгений Мефодьевич (Кучеревский), попросил остаться, спросил готов я на завтрашний матч за основу. Я не успел даже подумать, а он поставил перед фактом, «завтра играть за первую!»

В то время в чемпионате СССР принимали участие команды высочайшего уровня - «Динамо» Тбилиси, «Спартак» Москва, «Арарат», «Динамо» Киев, «Днепр». У всех были свои традиции, свой почерк и свои отношения друг с другом. Играли, в первую очередь за честь клуба, за его историю, за престиж, к тому же за это уже тогда платили хорошие деньги. Обыграть «Спартак» в Лужниках было пределом мечтаний! Перед игрой нам объявили, сколько заплатят за победу. Это была баснословная сумма. Объявляют, и ты понимаешь, что это примерно маленькая машина на черном рынке – так называли в те времена «Жигули», около 10000 рублей. Меня же тогда деньги вообще не интересовали, футбол-футбол и всё, только лишь бы играть. Тем, кто постарше, для них материальная сторона вопроса была важной – у них все-таки уже были семьи, дети.

На установке перед игрой Кучеревский объявляет состав. В стартовый я не попадаю, учитывая сумму премиальных в случае победы, может и к лучшему. За «Спартак» тогда играли следующие имена: Перепаденко, Шалимов, Шмаров, Карпин, Мостовой – в общем вся элита - короткий пас, красивые розыгрыши, индивидуальное мастерство.

«Днепр» же - это характер, это контратаки, командная игра, дисциплина. Мешаем играть сопернику. Первый тайм проигрываем 0-1. Заходим в раздевалку. Все понимают, что деньги уходят. Расстроенные. Начинается второй тайм, мне говорят – «Иди разминайся, готовься!». Кучеревский подзывает. Я выхожу, меняю Жидкова, еще не успеваю выйти и со старта мне уже начинают пихать: «Пи*дюк, вперед – назад! Понял?? Без остановки!». Я выхожу уже зашуганный, дают мне длинную передачу, и пока мяч летит и еще не опустился, вся команда мне командует что делать. «Пи*дюк – туда, пи*дюк сюда, малый вперед, малый назад!» - так продолжалось до 90-й минуты. В итоге мы пропускаем второй гол. И мне говорят, что в раздевалку после матча лучше не заходить.

«Когда Вадик Тищенко зашел в душевую, я подумал – это всё»

Я заходил в раздевалку точно последний. Очень долго шел туда с поля. Зашел, сел вот так за дверью, где вход в душевую, с краю. Спрятался, уменьшился весь, опустил голову. Боюсь глаза поднимать. Как сейчас помню, одной рукой, одним движением снял сразу футболку, шорты и гетры. Когда все вышли – я быстро проскочил в кабинку в душе, их там в Лужниках штук восемь было. Стою, моюсь и думаю: «Только бы никто не зашел!». Потому что если начнут делать то, что обещали на поле, то тут даже и падать некуда, кафель – травмоопасно.

Вдруг заходит Вадик Тищенко. У меня всё сразу опустилось. Думаю – ну вот всё.

Он ко мне подходит, хлопает по плечу, говорит: «Малый, нормально всё? Ты как?». Поздравил с дебютом, подбодрил, сказал чтобы я не расстраивался. И тогда я понял, что то что на поле - это одно, за полем - другое.

Вадим Тищенко был и останется для меня человеком, на которого я равнялся и в футболе и по человеческим качествам также.

В том году это был единственный мой матч за «Днепр» в чемпионате СССР, но не единственный в сезоне. Вскоре я дебютировал в Кубке страны, забил свой первый гол за «Днепр», но та, дебютная игра против «Спартака» врезалась в память навсегда и, наверное, я буду помнить ее до конца жизни.

Сергей Коновалов, "Главы неизданной книги"
Совместный проект при поддержке сайта Аmsport.com.ua

Протокол матча:

"Спартак" (Москва) - "Днепр" (Днепропетровск) 2:0 (1:0)

26 июля 1990. Москва. Центральный стадион им. В.И.Ленина. Облачно, 18 градусов. 30000 зрителей.

Судьи: В.Шароян (Октемберян), С.Геворкян (Ереван), В.Модин (Нарва).

"Спартак": Черчесов, Базулев, Кульков, Морозов, Поздняков (Дзоблаев, 89), Суслопаров (Градиленко, 88), Перепаденко, Шалимов, Шмаров, Карпин, Мостовой.

"Днепр": Городов, Юдин, Геращенко, Сидельников, Тищенко, Кудрицкий, Багмут, Яровенко (Беженар, 53), Сон, Жидков (Коновалов, 67), Гудименко.

Голы: 1:0 Мостовой (30), 2:0 Кульков (80).